Шами́льпредводитель кавказских горцев, имам теократического государства — Северо-Кавказский имамат, в котором объединил горцев Западного Дагестана и Чечни, а затем и Черкесии. До заключения перемирия при штурме Гуниба в 1859 князем Барятинским энергично вёл борьбу против Российской империи. Перевезённый в Калугу, а затем в Киев, получил наконец обещанное ещё на Гунибе разрешение совершить паломничество Хадж в Мекку, затем в Медину, где и умер.

Предки и родители

Отец Шамиля был Аварский уздень Денгав Мухаммад сын Али из селении Гимры.  Умер в 1828 году. Предок его был кумык Амир-Хан, известный человек на Кавказе.
Мать Шамиля, Баху-Меседу, была дочь Аварскаго бека Пир-Будаха из селении Ашильта. Ее прадед, Манташ, был знаменитым человеком в Дагестане.

 По национальности аварец, родился в селении Гимры (Генуб) общества Хиндалал Кавказской Аварии, в семье Денгау Мохаммеда 26 июня 1797 года, по мусульманскому календарю первого числа месяца Мухаррам, то есть в первый день Нового года. Мальчику в честь деда дали имя Али. Ребенком он был худ, слаб и часто болел. По народному поверию горцев в подобных случаях предписывалась переименовать ребенка. Родители решили дать ему имя «Шамиль» в честь дяди, брата его матери. Маленький Шамиль начал поправляться и впоследствии сделался крепким, здоровым юношей, изумлявшим всех своей силою. В детстве отличался живостью характера и резвостью; был шаловлив, но ни одна шалость его не была направлена кому-нибудь во вред. Гимрские старики расказывали что Шамиль в молодости отличался угрюмою наружностью, непреклонною волею, любознательностью, гордостью и властолюбивым нравом. Шамиль страстно любил гимнастику, он был необыкновенно силен и отважен. Никто не мог догнать его на бегу. Пристрастился и к фехтованию, кинжал и шашка не выходили из его рук. Летом и зимой, во всякую погоду, он ходил босыми ногами и с открытой грудью. Первым учителем Шамиля был друг его детства Гази-Мухаммад (1795—1832) (Кази-Магомед, Кази-мулла), родом также из Гимров, четырьмя-пятью годами старше его. Учитель и ученик были неразлучны. Серьезным учением Шамиль занялся с двенадцати лет в Унцукуле со своим наставником Джамалутдином Кази-Кумухским. В двадцать лет он окончил курсы грамматики, логики, риторики, арабского языка и начал курсы высшей философии и законоведения. Проповеди его односельчанина Гази-Мухаммада, первого имама и проповедника «священной войны» — оторвали Шамиля от книг. Новое мусульманское учение Гази-Мухаммада, Мюридизм, распространялось быстро. «Мюрид» значит ищущий путь к спасению. Мюридизм не отличался от класического Ислама ни в обрядах ни в учении и признавал султана халифом и главою веры.

 С того времени, как в Чечню проникло из Дагестана учение мюридов, война против неверных превратилась в общенародное движение. В 1831 году чеченцы под руководством Гази-Мухаммада подняли общее восстание. В набегах Гази-Мухаммада против ханов Аварии, преданных русскому правительству, принимал деятельное участие и Шамиль. Вскоре твердость характера, усердие в деле газавата, равнодушие ко всем благам мира, безукоризненная нравственность, честность, поселили в горцах высокое уважение к Шамилю и он сделался правою рукою имама Гази-Мухаммада. Шамиль был глубоко предан учителю и быстро исполнял повеления своего имама. Начало тридцатых годов было самое тревожное на Кавказе. Осажденный вместе с имамом Гази-Мухаммадом в 1832 году войсками под начальством барона Розена в башне близ родного селения Гимры, Шамиль успел, хотя и страшно израненный, пробиться сквозь ряды осаждающих, тогда как имам Гази-Мухаммад, первым бросившийся в атаку, погиб.

В 1834 году Гамзат-бек сумел взять Хунзах и истребить династию аварских нуцалов. Однако 7 или 19 сентября 1834 года Гамзат-бек был убит в Хунзахской мечети заговорщиками, мстившими ему за истребление рода Хунзахских правителей — нуцалов. И после этого выбрали Шамиля имамов Дагестана.

Став третьим имамом Дагестана и  Чечни Шамиль 25 лет властвует над горцами Дагестана и Чечни, успешно борясь против количественно превосходивших его российских войск. Менее торопливый, чем Гази-Мухаммад и Гамзат-бек, Шамиль обладал военным талантом, и главное большими организаторскими способностями, выдержкой, настойчивостью, уменьем выбирать время для удара. Отличаясь твёрдой и непреклонной волей, он умел воодушевлять горцев к самоотверженной борьбе, но и принуждать к повиновению своей власти, которую он распространил и на внутренние дела подвластных общин, последнее для горцев и особенно чеченцев было тяжело и непривычно.

Шамиль соединил под своей властью все общества Западного Дагестана (аваро-андо-цезские джамааты и чеченские). Опираясь на учение ислама о газавате, трактуемом в духе войны с неверными и приложеной к ней борьбе за независимость, он старался объединить разрозненные общины Дагестана и Черкесии на почве ислама. Для достижения этой цели, он стремился к упразднению всех порядков и учреждений, основанных на вековых обычаях — адат; основой жизни горцев, как частной, так и общественной, он сделал шариат, то есть основанную на тексте Корана систему исламских предписаний применяемую в мусульманском судопроизводстве.

Время Шамиля называлось у горцев временем шариата, его падение — падением шариата на Кавказе. Вся подчинённая Шамилю страна была разделена на округа, из которых каждый находился под управлением наиба, имевшего военно-административную власть. Для суда в каждом наибстве был муфтий, назначавший кади. Наибам было запрещено решать шариатские дела, подведомственные муфтии или кади. Каждые четыре наибства сначала подчинялись мюриду, но от этого установления Шамиль в последнее десятилетие своего господства принужден был отказаться, вследствие постоянных распрей между джамаатовскими и наибами. Помощниками наибов были джамаатовские, которым, как испытанным в мужестве и преданности «священной войне» (газавату), поручали исполнять более важные дела. Число джамаатовских было неопределённо, но 120 из них, под начальством юзбаши (сотника), составляли почётную стражу Шамиля, находились при нём безотлучно и сопровождали его во всех поездках. Должностные лица были обязаны беспрекословно повиноваться имаму; за ослушание и проступки их подвергали выговору, разжалованию, аресту и наказанию плетьми, от которого были избавлены мюриды и наибы. Военную службу обязаны были нести все способные носить оружие; они делились на десятки и сотни, бывшие под начальством десятских и сотских, подчинённых в свою очередь наибам. В последнее десятилетие своей деятельности Шамиль завёл полки в 1000 человек, делившиеся на 2 пятисотенных, 10 сотенных и 100 отрядов по 10 человек, с соответственными командирами. Некоторые особо пострадавшие от вторжения русских войск селения, в виде исключения, были избавлены от военной повинности, но обязаны были за то доставлять серу, селитру, соль и т. п. Самое большое войско Шамиля не превышало 30 тыс. человек. В 1842—1843 гг. Шамиль завёл артиллерию, частью из брошенных или трофейных пушек, частью из приготовленных на собственном его заводе в Ведено, где было отлито около 50 орудий, из которых годных оказалось не более четверти. Порох изготовлялся в Унцукуле, Гунибе и Ведено. Государственная казна составлялась из доходов случайных и постоянных; первые состояли из трофеев, вторые состояли из закята — установленного шариатом сбора десятой части дохода с хлеба, овец и денег, и хараджа — подати с горных пастбищ и с некоторых селений, плативших такую же подать ханам. Точная цифра доходов имама неизвестна. В 1840-х годах Шамиль одержал ряд крупных побед над русскими войсками. Однако в 1850‑х годах движение Шамиля пошло на спад. Накануне Крымской войны 1853—1856 годов Шамиль в расчете на помощь Великобритании и Турции активизировал свои действия, но потерпел неудачу. Заключение Парижского мирного договора 1856 года позволило России сосредоточить против Шамиля значительные силы: Кавказский корпус был преобразован в армию (до 200 тысяч человек). Новые главнокомандующие — генерал Николай Муравьев (1854—1856) и генерал Александр Барятинский (1856—1860) продолжали сжимать кольцо блокады вокруг имамата. В апреле 1859 года пала резиденция Шамиля — аул Ведено. А к середине июня были подавлены последние очаги сопротивления на территории Чечни. После того как Чечня была окончательно присоединена к России, война продолжалась ещё почти пять лет. Шамиль с 400 мюридами бежал в дагестанский аул Гуниб. 25 августа 1859 года Шамиль вместе с 400 сподвижниками был осажден в Гунибе и 26 августа (по новому стилю — 7 сентября) сдался в плен на почетных для него условиях (см. Взятие Гуниба).

После приема в Петербурге императором ему была отведена для жительства Калуга. Спустя 3 года Высочайшим Указом Шамиль был возведен в потомственное дворянство. В 1868 году зная, что Шамиль уже немолод и калужский климат не лучшим образом сказывается на его здоровье, император решил выбрать для него более подходящее место, каковым стал Киев.

В 1870 году Александр II разрешил ему выехать в Мекку для паломничества. После совершения хаджа Шамиль посетил Медину, где и скончался в феврале 1871 года. Похоронен в Медине на кладбище Аль-Бакия.

Айман аз-Завахири о Шамиле

«Имам Шамиль является национальным героем для всех дагестанцев и всех мусульман Кавказа. Но значение героизма имама Шамиля является смешением джихадисткого значения и национального. Промосковское правительство проявляет уважение к нему как к национальному герою, который боролся против царя. Они даже изменили название самой большой улицы в Махачкале с „Калинина" на „Имама Шамиля"», — писал Айман аз-Завахири.



НАШ АДРЕС: Республика Дагестан, Унцукульский район, село Гимры, п/я 368951 * Обратная связь