Главная » 2013 » Апрель » 26 » Гимрицы все еще не вернулись в свои дома
10:25
Гимрицы все еще не вернулись в свои дома

Спустя неделю после начала контртеррористической операции (КТО) село Гимры покинуло всё население. Спецподразделения УФСБ России по РД в сотрудничестве с силами МВД республики продолжают в эти дни проводить оперативно-поисковые мероприятия и зачистку домов в населённом пункте. Последние события и настроения жителей села на месте оценили корреспонденты «ЧК».

Гимры. Родина двух имамов. Село с непривычным для Дагестана сверхмягким климатом. Но последние десять лет отсюда, как правило, поступают далеко не субтропические вести. Люди здесь уже давно привыкли к рёву тяжёлой армейской техники, стандартным и характерным командам военного времени. Тут даже женщины привыкли смотреть в упор на танковые пушки и провожать взглядом выпущенные с самолёта или вертолёта ракеты, а местные ребятишки наизусть знают устройство современной бронетехники.

Забыть вышеописанное гимринцам не позволил и день 11 апреля. Около 14:00, напомним, местные жители услышали интенсивную стрельбу, разрывы гранат и мин. Через полчаса всё стало понятно: силовики объявили бой группе вооружённых боевиков в местности "Чёрный лес” недалеко от села. Однако как только данный квадрат был полностью заблокирован, бойцов спецподразделений с тыла атаковал не установленный пока стрелок. Ранения средней тяжести получил один спецназовец.

Не исключено, что данная акция имела целью отвлечь внимание силовиков от заблокированной группы, что позволило бы им выйти из окружения. Отдельная группа спецназовцев при поддержке бронетехники, действительно, зашла в село и рассредоточилась по основным улицам. В зону КТО из Махачкалы, Буйнакска и из самого Унцукульского района выдвинулись дополнительные силы штурмовых групп. По словам некоторых пользователей социальных сетей, у подъезда к гимринскому автомобильному тоннелю были замечены и установки ракетно-залпового огня типа «Град». Движение автотранспорта по самому тоннелю было перекрыто к вечеру пятницы.

Между тем, бой в "Чёрном лесу” к вечеру активизировался. По предположениям силовиков, им противостояла крупная диверсионно-террористическая группа, разбитая на три части, общей численностью до 25 боевиков. В качестве лидера данной группы упоминается Ибрагим Гаджидадаев, чья судьба до сих пор не ясна: по одним данным, он был убит в ходе спецоперации в посёлке Семендер с 20 по 23 марта, по другим – сумел уйти невредимым.

По данным правоохранительных органов, в числе блокированных могли оказаться и кадии (шариатский судья – «ЧК») горного сектора Дагестана Магомед Сулейманов и Алиасхаб Кебеков, однако ни в первый, ни в последующие дни их обнаружить не удалось. В первую же ночь одна из групп боевиков предприняла попытку прорвать оцепление, но силовики утверждают, что это им не удалось. Утром следующего дня по нескольким заданным квадратам начала работать тяжёлая техника: лесной массив обстреливали танки и миномётные расчёты.

Данная местность весьма пересечённая и представляет собой узкую ложбину с несколькими путями для отхода. Соответственно, при удачном прикрытии одной группы другая имела возможность скрыться, тем более в условиях ночи.

Так или иначе, в результате последнего боестолкновения убиты трое боевиков. Они опознаны как Ильяс Камилов, Шамиль Абдуллаев и Абдула Загулиев. Последний считался самым близким сподвижником Гаджидадаева и также был объявлен убитым в ходе семендерской спецоперации. Когда бой поприутих, произошёл интересный эпизод. Силовики пригласили в штаб главу Гимров Алиасхаба Магомедова и ещё одного местного жителя. Обоим было предложено надеть каски со встроенными видеокамерами и сходить в этот участок леса, который накануне обрабатывали снаряды. Им предстояло подойти к телам убитых боевиков и опознать их. По нашим данным, они сначала отказались это сделать, но в ответ получили предложение, от которого было невозможно отказаться, а точнее, им объявили: «Либо вы пойдёте, либо там будет не три трупа, а пять». Слов в ответ у Магомедова и его товарища, разумеется, не нашлось.


Эвакуация

Тем временем в самом селе атмосфера продолжала накаляться. Женщины и дети под грохот боя начали покидать свои дома. 12 апреля Гимры был блокирован полностью. Начались подворовые обходы и проверка документов, после чего всем было предложено взять документы и выйти за пределы населённого пункта. Приблизительное количество задействованных в спецмероприятиях сил оценивается до 400 единиц бронетехники (танки, бэтээры, «Уралы») и свыше 6 тысяч бойцов. К вечеру в селе осталось 4 человека – старейшины, которые отказались уходить.

Остальные, а это около 3 тысяч человек, направились в посёлок Временный в трёх км от Гимров. В течение 6 дней народ ютится на небольшой площади в центре посёлка. Ночью в квартиры близлежащих многоэтажек набиваются по 20–30 человек, а днём улицы напоминают муравейник. Люди возмущены, во-первых, беззаконием, которое, по их утверждению, творят силовики, во-вторых, отсутствием внимания к ним со стороны гражданских властей.

Реакция властей вскоре последовала. В минувшее воскресенье врио президента РД  Рамазан Абдулатипов провёл в Белом доме очередное заседание антитеррористической комиссии, на котором выразил своё отношение к событиям в Гимрах: «Сегодня жители Гимры страдают от того, что многие руководители и депутаты не проявили чёткую позицию. Они не смогли объединить джамааты против бандитов». Абдулатипов там же предложил один из вариантов решения проблемы: «Ответственных лиц из Унцукульского района, работающих в органах государственной власти в Махачкале, необходимо направить в муниципалитет до полной стабилизации обстановки, либо пусть пишут заявление об освобождении от занимаемой должности». В тот же день врио президента встретился с главами: Гимры – Алиасхабом Магомедовым – и Унцукульского района – Шамилём Магомедовым – и обещал оказать помощь жителям, вынужденным проводить время под открытым небом.

Обстановка во Временном и правда критическая. «Мы понимаем, что в селе могли быть террористы и так далее, но зачем всех мирных жителей вышвырнули сюда? Никто ничего не объяснял. Женщины и дети плакали и под пулями выходили из села», – вспоминает пенсионер Шарапудин Гаджиев. А по словам другого гимринца, Магомеда Ахмедова, силовики полным ходом мародёрствуют в их домах. «Ничего не позволили нам взять с собой: деньги, ценности остались там. Сейчас там идёт разгром имущества. Всё ломают, ценные вещи и деньги забирают. Один наш сельчанин недавно ходил открывать двери своего первого этажа. В это время на втором этаже его дома уже выбили двери и ходили спецназовцы. У нас такое ощущение, что с нами специально так поступают. Как будто хотят нас довести до состояния, когда мы все возьмёмся за оружие». Ахмедов уверен, что основная часть населения Гимров не поддерживает боевиков.

«Это просто поле боя», – врезается в разговор гимринка Пазилат. – У нас в домах остались животные: куры, коровы, овцы. Большинство из них закрыты в сараях и голодают. Многие уже вымерли. Мы просим военных, чтобы хотя бы сами они открыли двери и выпустили их, но в ответ говорят, что они вам больше не понадобятся. Мы почему-то стали изгоями в Дагестане. Никто нас не хочет слушать».

Её односельчанка более эмоциональна: «Мы все эти годы приглашали этих омоновцев и военных к себе домой, кормили их, поили чаем, а сегодня они же ломают и крушат всё наше имущество. Кто-нибудь вообще думает о наших детях? Кому-нибудь интересно, что скоро дети должны сдавать ЕГЭ?»

Уроженец Гимров Абакар, ныне проживающий в Махачкале, считает, что вокруг его села искусственно создаётся нездоровый ажиотаж. «Многие уверены, что в Гимрах все ходят с кинжалами в зубах и любого готовы зарезать. Нет этого у нас. Из-за 10–15 человек объявляют весь народ бандитами, так ведь получается? Пример приведу. Даже у больших чиновников в семье может быть сын-наркоман. Получается, что вся его семья наркоманы что ли?»

Пока наши корреспонденты общались с гимринцами, во временный городок заехали два грузовых автомобиля.

На одном из них сотрудники МЧС республики привезли палатки и тут же начали устанавливать их на площади. Другой грузовик привёз гуманитарную помощь от благотворительного фонда «Чистое сердце» (муку, масло). Однако если вторую машину гимринцы встретили с благодарностью, то от палаток они не в восторге: «Мы не просили их помочь нам палатками, мы хотим вернуться в свои дома и жить как нормальные люди».

Люди пока не знают, сколько им придётся жить в подобных условиях. Отметим, что лишь небольшая часть гимринцев уехала к своим родственникам в Махачкалу и Буйнакск. Основная их часть сконцентрирована во временном лагере. Однако, утверждают скитальцы, они не намерены возвращаться в село до до тех пор, пока не прибудет правительственная комиссия, которая оценит нанесённый силовиками ущерб. За неделю резко увеличилось количество детей, заболевших простудными заболеваниями. Взрослым, видимо, ничуть не лучше. У одной женщины случился сердечный приступ, и она умерла, не успев доехать до больницы.


До победного…

В подобной ситуации жители Гимры оказываются не в первый раз. В 2007 году после убийства депутата Народного собрания РД Газимагомеда Магомедова (Гимринского) здесь был введён режим контртеррористической операции, который длился полтора года. За это время в районе в тот или иной отделы МВД были доставлены и проверены более 50 тысяч человек, в 4,5 тысячах домов были проведены обыски и обходы, в ходе которых найдено небольшое количество стрелкового и иного оружия. Однако ожидаемого эффекта мероприятия не принесли.

Большинство сегодняшних молодых ребят ещё помнят звуки выстрелов тех лет. Обстановка сегодня складывается такая, что людям, по всей видимости, придётся провести в палатках несколько месяцев. Что именно делают силовики в селе, пока не совсем понятно, но периодически оттуда доносятся звуки разрывов. Впрочем, гимринцы полагают, что это подрывают их дома. Вокруг села в данный момент сконцентрировано невероятное количество подразделений. Каждая близлежащая высота занята как бронетехникой, так и снайперскими расчётами.

По одним данным, вся эта операция связана с тем, что силовики не исключают возможности нахождения здесь Ибрагима Гаджидадаева. По инсайдерской информации, в ходе спецоперации в Семендере Гаджидадаев всё-таки был убит, но это мог быть брат Ибрагима – ГазимагомедДНК-экспертиза пока не может дать точного ответа на этот вопрос. Впрочем, перед тем как покинуть окрестности Гимры, мы поинтересовались у одного из бойцов спецслужб, как долго они планируют пробыть в селе. «До победного конца. Пока не найдём бункер, в котором скрываются боевики», – прозвучало в ответ.

А во вторник вечером в СМИ просочилась информация о том, что силовики обнаружили в подвале местной мечети оружейный схрон, в том числе автомат Калашникова и два магазина к нему, пистолет ПМ с глушителем, гранату РГД-5, патроны, пулемётные ленты, радиостанции и блоки питания к рациям, а также автомобильные сигнализации. Помимо этого, сообщается об изъятии оттуда 240 тысяч рублей. В тот же день обитатели временного посёлка услышали несколько взрывов со стороны села. Местные правоохранители утверждают, что это идёт обезвреживание найденных там же самодельных взрывных устройств. Однако люди полагают, что сапёры подрывают любой подозрительный сарай и сельский дом.


На наш взгляд, нельзя исключать и следующую версию спецмероприятий силовиков в Гимры. Уже сегодня очевидно, что часть местных жителей, в особенности старшее поколение, открыто высказываются против действий боевиков – выходцев из данного села. Возможно, правоохранительные органы рассчитывают именно на подобное развитие событий с целью переломить ситуацию с численностью сочувствующих боевикам местных жителей.

Таким образом, чем дольше люди будут находиться во временном лагере без бытовых условий, обучения и воспитания детей в школе и детском саду, тем сильнее будет агрессия по отношению к членам диверсионных групп.

Но в таком случае есть риск и другого поворота событий. Каким станет отношение самих боевиков к односельчанам? И не вызовет ли это новую волну противостояния и внутриродовых конфликтов среди местного населения? В пользу подобного сценария говорит тот факт, что при желании такое количество сотрудников силовых структур за несколько дней могли бы прочесать (зачистить) всё село, а затем, впустив жителей, взять под контроль въезды и выезды, вплоть до горных тропинок. В любом случае люди, судя по их настроению, согласны жить в относительной блокаде, но под крышами собственных домов. «ЧК» следит за развитием событий по ту сторону Гимринского хребта.

Источник: Кавказская Политика; Фото: Руслана Алибекова

 



Категория: Дагестан | Просмотров: 615 | Добавил: gimrinec | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

НАШ АДРЕС: Республика Дагестан, Унцукульский район, село Гимры, п/я 368951 * Обратная связь